Проблемы доказывания при производстве дознания в сокращенной форме

Законодатель, проведя очередную дифференциацию в уголовном судопроизводстве, установил новый вид дознания – дознание в сокращенной форме, процедура производства которого имеет существенные особенности доказывания. Это выражается, прежде всего в том, что, регламентируя производство дознания в порядке гл. 321 УПК РФ, закон: 1) сужает круг обстоятельств, подлежащих доказыванию; 2) разрешает использование в качестве доказательств сведений, полученных в ходе проверки сообщений о преступлениях; 3) закрепляет производство судебного разбирательства по таким делам в особом порядке.
По общему правилу при производстве дознания в сокращенной форме доказательства собираются в объеме, достаточном для установления события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления (ч. 1 ст. 2265 УПК РФ). В таком виде цитируемая норма не решает вопроса об особенностях предмета доказывания по делам данной категории. Как верно отмечает А.А. Сумин, предписания ч. 1 ст. 2265 УПК РФ никак не затронули положений ст. 73 УПК РФ об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. «Новая процессуальная норма… коснулась лишь объема собираемых доказательств, но никак не перечня, установленного ст. 73 УПК РФ. Но оценка объема (достаточности) доказательств – категория достаточно субъективная («по внутреннему убеждению», руководствуясь при этом законом и не вполне содержательной с точки зрения права категорией «совести» (ст. 17 УПК РФ)). Кому-то собранных доказательств для вывода о виновности лица в совершении данного преступления достаточно, кому-то – нет, о чем красноречиво свидетельствуют и многочисленные факты возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного расследования, и оправдательные приговоры судов, и прекращение судами уголовных дел по реабилитирующим основаниям» [1, с. 5–8].
----------------------------