Проблемы противодействия коррупции и концептуальные подходы к их решению

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации коррупция названа одной из угроз национальной безопасности, а консолидация усилий, направленных на борьбу с коррупцией, рассматривается как одна из мер обеспечения национальной безопасности. С учетом этого в нашей республике ежегодно практикуется обсуждение проблем противодействия коррупции с целью выработки наиболее эффективных мер, что обусловлено, прежде всего, также интересами защиты прав человека [1, с. 14]. Так, в октябре 2012 года совместно с Министерством юстиции РД была проведена Межрегиональная научно-практическая конференция «Противодействие коррупции на региональном и муниципальном уровнях: проблемы и пути их решения», а в начале декабря прошлого года совместно с Прокуратурой РД и другими правоохранительными органами эти вопросы также обсуждались на круглом столе на юридическом факультете Дагестанского госуниверситета. В предыдущие годы также проводились научные мероприятия антикоррупционной тематики совместно с Общественной палатой республики.
С учетом этого, кратко остановимся на некоторых теоретико-правовых проблемах противодействия коррупции, рассматривая исторический опыт борьбы с коррупцией и нынешнее её состояние в нашей стране, а также вопросы наиболее общего характера, определяющие особенности государственно-правовых мер противодействия коррупции на современном этапе.
----------------------------

Правовое воспитание как средство формирования правосознания и правовой культуры

Одной из приоритетных задач современного российского общества является повышение правовой культуры и правосознания граждан. Основным инструментом в этом процессе выступает правовое воспитание как целенаправленное воздействие на сознание в целях формирования высокого уровня правовой культуры и правосознания. Правовое просвещение было актуально во все времена, но особое значение оно приобретает сегодня, когда наше общество и государство находятся на пути формирования демократических институтов, гражданского общества и, как конечной цели, – построения правового государства.
Как известно, правосознание является одной из форм общественного сознания, представляющей собой совокупность представлений и чувств, выражающих отношение людей к праву. Правовая психология, как элемент правосознания, формируется в результате повседневной человеческой практики, а его содержанием выступают чувства, эмоции, переживания и стереотипы, которые возникают у людей в связи с существующими юридическими нормами и практикой их реализации. «…Вопиющая несправедливость одной части законов вызвала в нем презрение к другой. Полное неравенство перед судом убило в нем в самом зародыше уважение к законности. Русский, к какому бы классу он ни принадлежал, нарушает закон всюду, где он может сделать это безнаказанно, точно так же поступает правительство. Это тяжело и печально для нашего времени…» [1, с. 251].
----------------------------

Идеологические основы обеспечения единого правового пространства Российской Федерации

Одним из основополагающих компонентов функционирования единого правового пространства Российской Федерации в целом и системы российского законодательства, в частности, является наличие четко обозначенного контура политикоправового идеала правотворчества. Несмотря на то, что приоритетным направлением в законодательстве является строительство российского государства как правового, формирование развитого гражданского общества, придание личности, ее правам и свободам статуса первоочередной ценности, представляется, что на данном этапе развития российской государственности наша страна лишена четко выраженного политико-правового идеала законодательства.
Анализ идеологических основ обеспечения единого правового пространства на современном этапе свидетельствует об очевидности возрождающегося национального самосознания, при этом очевидной становится проблема определения содержания общенациональной идеи государства [3, с. 5]. Исследование современного состояния Российского государства отчетливо показывает, что Россия не может механически перенести на свою почву политический, экономический и идеологический опыт западных стран. Одним из дестабилизирующих элементов этой идеи могут стать провозглашаемые, в том числе и в юридической науке, взгляды относительно того, что общенациональная идея должна быть основана на принципах державности, православия, самобытности российского народа. Опасность такого подхода очевидна, поскольку в условиях многонациональной, многоконфессиональной России с серьезными этнополитическими различиями объединять население на основе порой чуждых ему понятий, очевидно, неправомерно [2].
----------------------------

Общественное правосудие как элемент гражданского общества

Актуальность проблемы разрешения споров и конфликтов в современном обществе обусловлена возрастанием их количества в условиях социальной, экономической, политической нестабильности.
Примирение как форма урегулирования споров и конфликтов имеет древнюю историю. Эта процедуры была действенным инструментом в умиротворении противостоящих сторон в племени, роде или общине. С возникновением государства появилось официальное правосудие, имеющее карательный характер, так как государственная власть превращала суд не в инструмент воспитания и примирения, а в средство устрашения и наказания. Конечно, в разных странах продолжали существовать нормы, в соответствии с которыми проблемы конфликтов среди населения разрешались на договорной основе или по примирению. Так, например, А.Х. Саидов в учебнике по сравнительному правоведению отмечает, что на территории Китая в полном соответствии с учениями конфуцианства были разработаны разнообразные формы внесудебного разрешения конфликтов [1, с. 418]. Однако с возникновением государства влияние примирительных процедур все же заметно снизилось.
----------------------------

В развитие учения С.А. Шейфера о формировании доказательств

Изучению теоретических основ доказывания всегда уделялось значительное внимание в трудах отечественных процессуалистов – эта специфическая область уголовно-процессуальных знаний обладает особой притягательностью для исследователя, открывая перед ним неисчерпаемые возможности постижения природы доказательств и уяснения правовой сущности процесса познания обстоятельств совершенного преступления.
Неоценимый вклад в развитие уголовно-процессуальной теории внес Семен Абрамович Шейфер, чьи работы обогатили учение о следственных действиях, заложили фундамент для современного понимания процесса формирования доказательств, вдохновляя исследователей на дальнейшее углубление знаний об этом феномене.
Для изучения процесса формирования доказательств необходимо прежде всего определиться с его местом в системе доказательственной деятельности в уголовном судопроизводстве. Специфика уголовно-процессуального доказывания обусловливает наличие разных подходов к пониманию этой деятельности, к ее периодизации и разделению на отдельные составляющие. Одним из чаще применяемых в науке способов анализа сущности доказывания считается изучение его элементов или этапов, отражающих познавательно-удостоверительные акты субъектов доказывания в той логической последовательности, которая присуща установлению обстоятельств происшедшего события.
В современной процессуальной науке и криминалистике для наполнения структуры доказывания предпочтение отдается термину «элементы» [1–5]. Хотя некоторые авторы обе категории (элементы и этапы) употребляют в синонимичном значении [6, с. 74, 75, 79]. Так, С.А. Шейфер говорит о собирании (формировании) доказательств как о начальном элементе процесса доказывания, одновременно далее отмечая, что доказательства собираются на начальном этапе доказывания [7].
----------------------------

Проблемы доказывания при производстве дознания в сокращенной форме

Законодатель, проведя очередную дифференциацию в уголовном судопроизводстве, установил новый вид дознания – дознание в сокращенной форме, процедура производства которого имеет существенные особенности доказывания. Это выражается, прежде всего в том, что, регламентируя производство дознания в порядке гл. 321 УПК РФ, закон: 1) сужает круг обстоятельств, подлежащих доказыванию; 2) разрешает использование в качестве доказательств сведений, полученных в ходе проверки сообщений о преступлениях; 3) закрепляет производство судебного разбирательства по таким делам в особом порядке.
По общему правилу при производстве дознания в сокращенной форме доказательства собираются в объеме, достаточном для установления события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления (ч. 1 ст. 2265 УПК РФ). В таком виде цитируемая норма не решает вопроса об особенностях предмета доказывания по делам данной категории. Как верно отмечает А.А. Сумин, предписания ч. 1 ст. 2265 УПК РФ никак не затронули положений ст. 73 УПК РФ об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. «Новая процессуальная норма… коснулась лишь объема собираемых доказательств, но никак не перечня, установленного ст. 73 УПК РФ. Но оценка объема (достаточности) доказательств – категория достаточно субъективная («по внутреннему убеждению», руководствуясь при этом законом и не вполне содержательной с точки зрения права категорией «совести» (ст. 17 УПК РФ)). Кому-то собранных доказательств для вывода о виновности лица в совершении данного преступления достаточно, кому-то – нет, о чем красноречиво свидетельствуют и многочисленные факты возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного расследования, и оправдательные приговоры судов, и прекращение судами уголовных дел по реабилитирующим основаниям» [1, с. 5–8].
----------------------------

О некоторых вопросах института установления объективной истины

Законопроект № 440058-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу», подготовленный Следственным комитетом Российской Федерации [1], дал импульс к очередному витку дискуссии по проблеме истины в уголовном процессе. Впрочем, эта проблема – давняя. Ее острота связана с необходимостью осмысления направлений реформирования уголовного судопроизводства, роли суда в доказывании, его ответственности за эффективность осуществляемой им судебной защиты прав и интересов участвующих в деле лиц в связи с рассмотрением и разрешением уголовного дела.
Ясно, что спектр и теоретических, и законодательных проблем, обусловленный понятием «институт объективной истины», довольно широк. Поэтому остановим внимание лишь на некоторых вопросах, которые представляются интересными, в том числе и в свете имеющихся научных воззрений по данной проблематике.
Одним из обсуждаемых вопросов является вопрос об обоснованности использования в тексте закона понятия «объективная истина» [2, с. 29]. Как известно, в приведенном законопроекте предлагается в ст. 5 УПК РФ закрепить это понятие, определив объективную истину как соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения.
----------------------------

Пределы доказывания в уголовном процессе: формально-количественное исследование

Существуют различные взгляды на понятие «пределы доказывания». Многоаспектность формулировок предполагает критический анализ имеющихся определений.
В исследованиях дореволюционных процессуалистов проблема самостоятельности и оригинальности понятия «пределы доказывания» не ставилась, поскольку они рассматривались как тождественные предмету доказывания. Вопрос о сущности пределов доказывания становится сравнительно новой проблемой в теории доказательств только в советский период. Однако и после появления первых специальных работ продолжилось отождествление понятий с неодинаковым значением [10, с. 4].
Вместе с тем такой подход сложно назвать конструктивным, поскольку он не фиксирует явление, объективно существующее в науке и практике процессуального доказывания. Поэтому в теории доказательств постепенно обосновывалось и самостоятельное значение понятия «пределы доказывания».
----------------------------

Ходатайства о признании доказательств недопустимыми в суде первой инстанции в российском уголовном процессе

Одним из проявлений принципа состязательности и равноправия сторон защиты и обвинения является предоставление им возможности заявлять ходатайства, в том числе и ходатайства о признании недопустимым любого доказательства по уголовному делу. Правила заявления, рассмотрения и разрешения ходатайств в уголовном судопроизводстве регламентированы в главе 15 УПК РФ «Ходатайства». В частности, в ч. 1 ст. 120 УПК РФ предусматривается, что «ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу». Ходатайство – это официальная просьба участника уголовного процесса, адресованная суду, судье, о выполнении тех или иных процессуальных действий либо о принятии решений.
Обеспечение права заявления ходатайств на судебной стадии производства по делу является важной гарантией защиты прав обвиняемого, подсудимого от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод. Для стороны защиты заявление ходатайств является основной формой взаимоотношения с судом, способом выражения и отстаивания позиции относительно представленных стороной обвинения доказательств при их исследовании, в том числе и посредством заявления ходатайств о признании доказательств недопустимыми участники уголовного судопроизводства могут доказывать или же оспаривать предъявленное обвинение по уголовному делу.Стороны состязаются разными способами, одним из которых
и выступает заявление мотивированных и обоснованных ходатайств в ходе судебного производства в суде первой инстанции.
Ходатайства указанных субъектов, как письменные, так и устные, должны быть аргументированы, т. е. они должны содержать в себе доводы, аргументы, основанные на правовых нормах, диктуемые законами логики и обусловленные фактическими обстоятельствами, основанными на непосредственно исследованных в суде доказательствах. Учитывая, что ходатайство как просьба адресовано суду, то для того, чтобы убедить суд в необходимости удовлетворить такую просьбу, ходатайствующий участник уголовного судопроизводства должен приводить аргументацию для этого. Говорить, но не молчать; просить, убеждая в том, чтобы просьба была удовлетворена.
----------------------------

Требования, предъявляемые к доказательствам в уголовном судопроизводстве: парадоксы современного нормативного регулирования

Тема доказательств постоянно находится в центре внимания ученых-процессуалистов [1; 12–14] и причина этого вполне понятна: доказывание имеет принципиальное значение для уголовно-процессуальной деятельности, поскольку его результаты становятся фактическим основанием для принятия процессуальных решений. Закономерна зависимость сущности принимаемого процессуального решения от его фактического основания: каковы сведения (их совокупность) – таково и решение. Достоверность сведений, их проверяемость, правила использования в доказывании и оценки, многие другие аспекты регулируются законодателем с вполне оправданной подробностью и тщательностью.
Понятие доказательства имеет легальную формулировку, закрепленную в ст. 74 УПК РФ, в ст. 75 УПК РФ определено понятие недопустимых доказательств, а также названы конкретные случаи безусловной недопустимости доказательств. Перечислять все правила доказательственной деятельности в уголовном судопроизводстве можно и дальше. Однако цель данной работы заключается в ином – обратить внимание на некоторые парадоксы в подходе к регулированию отдельных вопросов доказательственной деятельности, затрагивающих ее принципиальные основы. Речь пойдет о процессуальном доказательстве и тех подходах, которые демонстрирует современный законодатель к формулированию основных требований, предъявляемых к порядку получения и использования доказательств.
----------------------------
Назад 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 33 Вперед