Оборот имущества в Римском часнном праве

Попытки правового регулирования оборота имущественных прав были предприняты еще римскими юристами. Книга вторая Институций Гая содержит следующие положения: «12. Кроме того, некоторые вещи суть телесные, физические, другие бестелесные, идеальные. 13. Физические вещи – это те, которые могут быть осязаемы, как то: земля, раб, платье, золото, серебро и наконец бесчисленные другие вещи. 14. Бестелесные – это те, которые не могут быть осязаемы; к таковым принадлежат те, которые заключаются в праве, например, наследство, пользовладение, обязательства, каким бы то ни было образом заключенные, и нисколько не важно то, что в наследстве заключаются физические вещи, ибо и плоды, которые собираются с земли, суть физического характера, а также и то, что нам следует по какому-либо обязательству, большей частью есть физические предметы, как например, земля, раб, деньги; но самое право наследства, право пользовладения, обязательственное право считаются res incorporales, т.е. бестелесными вещами. В том же числе находятся права городских и сельских имений, называемые также служебностями».

Смысл и значение приведенных положений понимается в юридической литературе поразному. Согласно первому и наиболее распространенному мнению, res coporales и res incorporales - это разделение имущества (“patrimonium”) на составные части. Этими терминами, следовательно, обозначаются не вещи, а права, входящие в состав имуществ. Вторая точка зрения относительно деления res на res corporales и res incorporales рассматривает его как деление объектов прав9. По мнению К. Анненков, «объектом гражданских прав (вещью, res) правом римским признавалось все то, что представляет собой известное единство и имеет имущественную ценность, и в этом значении вещи разделились правом на два вида: вещи телесные и вещи бестелесные (права)»10.
Вместе с тем, нельзя признать эти два взгляда на римское деление исключающими друг друга.

Слово res, согласно обеим позициям, употребляется Гаем в смысле права, но во втором случае – это самостоятельный объект, а в первом - несамостоятельная часть целого (суммы, совокупности). Однако, необходимо учитывать следующие обстоятельства. Книга вторая находится в самом начале Институций и в целом посвящена вещам как объектам прав. При этом в книгах, касающихся наследования и других институтов, затрагивающих вопрос об имуществе (bona, patrimonium), положения о бестелесных вещах отсутствуют. По этим причинам, вероятнее всего, деление вещей на телесные и бестелесные есть все же деление объектов гражданских прав. В пользу такого вывода говорит и следующая норма Институций: “Очевидно, что передача не применяется к бестелесным вещам”11 (Gai 2.28). Логика подсказывает, что если traditio является способом передачи одного права (права собственности), то о невозможности применения этого способа можно говорить только относительно другого права. Следовательно, в приведенной норме «бестелесные вещи» суть не составная часть имущества, а субъективные прав - самостоятельные объекты обмена.

Понимать под «бестелесными вещами» в данном случае часть наследственного имущества явно нет оснований: наследственное имущество, во-первых, переходит от одного лица к другому, а не передается, а, во-вторых, переход обеих частей (телесных и бестелесных вещей) происходит в едином порядке - в порядке универсального правопреемства. Несмотря на разногласие по вопросу о смысле римского деления, все исследователи сходятся по частному вопросу: понятием res corporales Гай обозначает право собственности, отождествляя это право с его объектом. Римские юристы не различают четко право собственности на вещь и саму вещь, вследствие чего право собственности попадает у них в категорию corpora, телесных вещей. «Собственность до такой степени отождествляется и сливается с вещью, которая служит ее предметом, что подмена одного понятия, - писал Ю. С. Гамбаров, - происходит сама собой, и мы говорим о вещи, когда следовало бы говорить о правах на нее. При других правах это отождествление невозможно, и тут право разделяется от вещи, в которой оно имеет место». На этом основании Д. Д. Гримм пришел к выводу о научной несостоятельности деления res на corporales и incorporales.

Если считать «составными частями так называемого активного имущества, не отдельные хозяйственные блага, а принадлежащие лицу имущественные права, то к числу этих прав должно быть отнесено, конечно, и право собственности, которое может быть названо res incorporales с таким же основанием, как и jus hereditatis, usufructus и т.д. Но в обиходе право собственности постоянно смешивается со своим объектом, отождествляется с ним; никто не говорит: на эту книгу я имею право собственности, а все говорят: это моя книга. Такой взгляд настолько укоренился, что логическая несообразность, лежащая в основании его, и теперь еще многими не сознается. Неудивительно, что римские юристы, - делает вывод Д.Д. Гримм, - не могли освободиться из под его влияния: известно, что они вообще не отличались способностью к абстракциям»15. Подобно этому высказывался К. Победоносцев: “римское деление само по себе не имеет юридической определенности и не практической потребностью вызвано, а основано, по всей видимости, на неточном употреблении терминов, перенесенных из просторечия в сферу юридическую”.

Несмотря на отмечаемые в правовой литературе недостатки, неточности закрепленных Гаем положений, нельзя не признать тот позитивный эффект, который это разделение оказало на право нового времени. Исторический пример римского деления показал, что даже при отсутствии разнообразия видов оборотных прав, «неразвитости абстрактного юридического мышления», все же вопрос о правовом регулировании оборота прав уже находит себе место в нормативном материале. Более интересными представляются высказывания, которые посвящены объяснению того, почему имеет место закрепление рассматриваемого деления. Например, Д. В. Дождев считает, что учение о бестелесных вещах приводит к тому, что права тоже считаются объектами обладания и приобретения. Классификация функционально определенных прав на (чужие) вещи – как узуфрукт, сервитуты – среди res incorporales отражает особенность подхода римской правовой мысли к таким явлениям: считая, например, узуфрукт res, объектом, римляне могли говорить о его принадлежности лицу по парадигме “meum esse”, считая, что вещным правом (подобно тому, как собственнику принадлежит сама телесная вещь в ее функциональной целостности) и защищать его виндикационным иском.

На момент обобщения принципов правового регулирования отношений по поводу всех имущественных ценностей также обращает внимание Барри Николас. Он пишет следующее: “Res, подобно “thing”, является вымышленным словом, которое римские юристы использовали по привычке, это слово утратило свое значение в отличие от своего частого использования. В своем самом простом значении res означает просто физический объект - стол, лошадь, участок земли – но для юристов этим словом также называются абстрактные предметы (thing), предметы которые существуют в глазах разума, такие как долг, право прохода и многие другие.

Общим фактором между двумя категориями предметов является то, что оба они представляют собой актив, обладающий экономической ценностью, при этом Гай и Юстиниан говорят о предметном праве (law of things20) именно в этом широком смысле. Эта часть права, которая регламентирует создание, передачу и получение выгоды от того или иного экономического актива – имущество в широком смысле. В терминах субъективных прав объектное право включает все права, которые могут быть оценены в денежных терминах. Это исключает те права, которые происходят от права о лицах, такие права как право отца на ребенка или право на свободу, поскольку они обычно не имеют денежной ценности». К.Ф. Чиларж пишет, что понятия вещь и res не тождественны. Слово res на языке римлян означает всякий предмет (объект). Они различают res corporales res incorporales. Только первая из них суть вещи в юридическом смысле. К последним же римляне причисляли предметы (res), как, например, наследство, требования и др. которые хотя и обновили в своем существе нечто материальное, но все же сами не были материальными предметами.

Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.