Общественное правосудие как элемент гражданского общества

Актуальность проблемы разрешения споров и конфликтов в современном обществе обусловлена возрастанием их количества в условиях социальной, экономической, политической нестабильности.
Примирение как форма урегулирования споров и конфликтов имеет древнюю историю. Эта процедуры была действенным инструментом в умиротворении противостоящих сторон в племени, роде или общине. С возникновением государства появилось официальное правосудие, имеющее карательный характер, так как государственная власть превращала суд не в инструмент воспитания и примирения, а в средство устрашения и наказания. Конечно, в разных странах продолжали существовать нормы, в соответствии с которыми проблемы конфликтов среди населения разрешались на договорной основе или по примирению. Так, например, А.Х. Саидов в учебнике по сравнительному правоведению отмечает, что на территории Китая в полном соответствии с учениями конфуцианства были разработаны разнообразные формы внесудебного разрешения конфликтов [1, с. 418]. Однако с возникновением государства влияние примирительных процедур все же заметно снизилось.
В настоящее время формирование правового государства, введение в общественное устройство элементов гражданского общества требует изменения идеологии правосудия в направлении примирения конфликтующих сторон. Известно, что суд при установлении вины преступника должен назначить адекватное наказание в качестве разумного возмездия. Одним из важнейших достоинств примирительного правосудия является сближение правосудия с обществом, что усиливает авторитет и влияние в целом судебной власти. В настоящее время в России правоохранительные органы воспринимаются, скорее, как средство устрашения населения, чем их защиты. Это способствует возрастанию враждебности, недоверия к государственным органам. Таким образом, создается определенный замкнутый круг вследствие слабого влияния местных сообществ и граждан на разрешение конфликтов.
Кроме того, направленность правосудия на наказание и противостояние нивелирует ответственность лица, совершившего преступление, снижает защитный статус пострадавшего и потерпевшего. Поэтому важнейшей задачей государства и законодателя на современном этапе в данной сфере является изменение вектора правосудия в сторону жертвы преступления, на восстановление нарушенных прав, на возмещение вреда. Процедура примирения подталкивает правонарушителя к осознанию необходимости возмещения причиненного им вреда.
В последние годы большое внимание в российской судебной системе и в науке отводится вопросам применения процедуры медиации как способа урегулирования отношений в случаях возникновения конфликтов. Так, 27 июля 2010 года вступил в силу Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». На территории Кавказа, в особенности в Дагестане, имеется ряд институтов обычного права, одним из которых выступает маслиат, регулирующий процедуры примирения в случаях возникновения конфликтов. В современный период институт маслиата (примирения) приобретает большое значение. Дагестанскими исследователями подчеркивается, что реконструкция этого института и его полноценное возрождение стали бы положительным моментом сегодня, с учетом состояния дагестанского общества [2, с. 468–469; 3, с. 45; 4, с. 49–51].
Примирительное правосудие имеет немало достоинств, среди которых наиболее актуальным для Северо-Кавказского региона является то, что оно способно нивелировать конфликт между жертвой и правонарушителем, выполняя в обществе роль своеобразного социального стабилизатора. В современный период внимание ученых-юристов чаще всего привлекают примирительные процедуры, используемые при разрешении криминальных конфликтов, особенно институт примирения как важнейшая составляющая обычая кровной мести [11, с. 13]. Благодаря этой процедуре уменьшается конфликтное пространство, что в целом создает благоприятный фон в противостоящих и жаждущих мести сообществах людей.
В Дагестане до влияния российского права маслиат являлся, чуть ли, не единственной компетентной силой, поддерживавшей действие адатов [5]. Обряд примирения у различных обществ отличался в деталях. Каждое общество или союз обществ имели свои локальные особенности. Однако в уголовном праве предписание роду убийцы идти в дом убитого с повинной и просить прощения было общим для всех сельских обществ. Следует отметить, что чаще всего к маслиату прибегали по гражданским делам. Большую роль институт маслиата играл в кланово-родовом праве, регулировавшем отношения между родами, а также между сельскими обществами. Важное значение в процессе примирения имело общее собрание союзов сельских обществ, так как при имевших место длительных спорах между двумя аулами, например, из-за пастбищ, обязательными становились условия, выработанные представителями нейтрального аула.
Данный обычай существует не только в Дагестане, он активно применяется в других регионах России и в других странах.
Суть рассматриваемого обычая состоит в примирении сторон также и на досудебной стадии, как и процедура медиации. Но, в отличие от медиации, рассматриваемая норма обычного права не имеет процессуального закрепления. В настоящее время такие процедуры могут использоваться только для дел определенной категории, но, несомненно, они в дальнейшем получат развитие и будут применяться в различных отраслях права, возможно, даже в уголовном.
Примирительные процедуры могут использоваться также при разрешении не только криминальных, но и других видов конфликтов. Обычай мирно разрешать конфликтные ситуации в Дагестане сыграл огромную положительную роль в начале 1990-х годов, когда обострились межнациональные отношения в дагестанском обществе. Конфликты могли нарушить нормальный политический процесс и привести к вооруженному столкновению. Однако народы Дагестана выступили за мирное решение конфликтных ситуаций. Вследствие этого упала политическая активность национальных движений, радикальная деятельность их лидеров, закончился этап эскалации противостояния властей и активистов национальных движений.
Существуют определенные различия между обычаем примирения и законодательно урегулированной процедурой примирения.
1. Согласно Федеральному закону «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» в процедуре примирения в качестве посредника выступает нейтральное лицо. Статья 2, п. 3 указанного закона закрепляет, что «медиатор, медиаторы – независимое физическое лицо, независимые физические лица, привлекаемые сторонами в качестве посредников в урегулировании спора для содействия в выработке сторонами решения по существу спора». По обычаям народов Кавказа в процедуре примирения в качестве посредника выступает самый старший человек из конкретной семейной общины и согласовывает условия с другой стороной в тех же целях и на тех же принципах, которые закреплены указанным Федеральным законом.
2. Немаловажное значение имеет вопрос об оплате процедуры. В ст. 10, п. 1 Федерального закона четко предусмотрено то, что «деятельность по проведению процедуры медиации осуществляется медиатором, медиаторами как на платной, так и на бесплатной основе, деятельность организаций, осуществляющих их деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, – на платной основе». В этом плане обычай гораздо прост: здесь нет никаких упоминаний об оплате, ведь это делается в связи с традиционными нормами, присущими тому или иному народу. Немаловажной особенностью, присущей обычаю, является то, что маслиат может быть использован при разрешении конфликтов всеми слоями населения. Такой способ регулирования отношений наиболее удобен для общества, так как население старается не создавать конфликтную среду, а разрешать все мирным путем. Таким образом, он выполняет своего рода социальную функцию.
До принятия и введения в действие данного законопроекта законодателю необходимо было проанализировать особенности регулирования конфликтных ситуаций у различных народов нашей страны. Ведь нормы примирения существуют практически во всех регионах, не только на территории Дагестана.
В Дагестане нередки случаи, когда мелкие правонарушения или же, например, уголовные дела разрешались подобным образом. С помощью данной процедуры можно было бы разрешать как гражданские, так и уголовные конфликты. Так, к примеру, в такие статьи уголовного кодекса, которые составляют преступления небольшой тяжести, можно было бы внести изменения, в результате которых можно было бы примирять стороны. В российской юридической науке высказывается мнение, что «в уголовно-процессуальное законодательство в зависимости от категории совершенных правонарушений необходимо вмонтировать самые разнообразные модели разбирательства споров и конфликтов. Назрело время, когда безотлагательно в законодательном порядке необходимо вводить нетрадиционные формы правосудия, в том числе и примирительные» [6, с. 10].
В связи с тем, что НаучноКонсультативный Совет Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации одобрил проект Закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур» эксперт Научно-консультативного Совета Высшего Арбитражного Суда РФ, профессор Российской академии правосудия В.В. Лисицин пояснил, что причиной законопроекта является «неработоспособность» Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» [7].
Следует отметить, что он предусматривает лишь одну из форм медиации, которая известна отечественному правопорядку – добровольную. Ученые обращают внимание на практику судов Великобритании, где практикуется обязательная медиация. Е.В. Семеняко считает, что «было бы неплохо применять медиацию в качестве обязательной досудебной процедуры для конфликтующих сторон. Не случайно во многих странах очень широко практикуется использование примирительных процедур, причем в данном вопросе высока и роль судейского сообщества, поскольку примирительные процедуры являются частью судебной системы таких государств» [8, с. 11–12]. По мнению Д.Л. Давыденко, следует создать «службы примирения при судах, куда направлялись бы споры по рекомендации суда или по волеизъявлению сторон. Возможно, понадобится специальная судебная должность – «судебные примирители», как это имеет место во Франции. Можно пойти по другому пути – часть времени судей зарезервировать специально под примирительные процедуры, как это практикуется, например, в Нидерландах и с 2008 года в Республике Беларусь» [9, с. 28–29].
Действительно, различные правовые системы современности располагают богатым арсеналом приемов, средств, способов и форм внесудебного разрешения коммерческих споров. Однако вряд ли разумно слепое копирование в России зарубежного опыта медиации. По справедливому мнению В.В. Лисицына, «необходимо дальнейшее изучение, в первую очередь, собственного опыта.
… При надлежащем правовом регулировании в составе судов целесообразно создать коллегию медиаторов, сформированную из наиболее опытных судей, в том числе находящихся в отставке. Освободив их рассмотрения судебных дел, следует вменить им в обязанность вести подготовку дел к слушаниям с обязательным применением примирительных процедур» [10, с. 44].
Проведенный нами социологический опрос показал, что 60% опрошенных лично либо их знакомые выступали стороной в процедуре примирения. Из них в качестве посредников в такой процедуре участвовали 66% респондентов. Такие высокие показатели участия людей в процедуре примирения можно объяснить огромным разнообразием конфликтов в обществе – от мелких бытовых до крупных общественных (в Дагестане, например, к таковыми можно отнести межнациональные и связанные с ними земельные конфликты).
В случае возникновения конфликтной ситуации 10% опрошенных обратились бы в правоохранительные органы, 75% – постарались бы решить конфликт мирным путем, не обращаясь в правоохранительные органы, а 15% респондентов выбрали бы решение в зависимости от того, какой именно конфликт произошел. Уже после обращения в правоохранительные органы 58% опрошенных пошли бы на примирение с противоположной стороной. На вопрос об отношении к процедуре маслиата в нашей республике 95% респондентов ответили, что данная процедура в современный период нужна и положительно влияет на отношения между людьми.
Таким образом, законодателям необходимо изучать обычаи и традиции народов России и использовать их при принятии различных нормативных актов. Думается, в российском гражданском обществе эта модель разбирательства споров и конфликтов по причине ее социальной востребованности со временем должна стать доминирующей и занять достойное место в системе судопроизводства.

Литература
1. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. М., 2007.
2. Муртузалиев М.М.-С. Роль маслиата в совершенствовании межэтнических отношений в современном Дагестане // Этнополитические исследования на Северном Кавказе: состояние, проблемы, перспективы. Махачкала: Изд-во ДНЦ РАН, 2005.
3. Сайгитов У.Т. Влияние традиций и обычаев на преступность в Республике Дагестан // Журнал российского права. 2004. № 3.
4. Рамазанов Т.Б. Этнопсихологические и правовые меры воздействия на криминогенную ситуацию в полиэтнических регионах России // Проблемы развития юридической науки в Дагестане: Материалы региональной научной конференции. Махачкала, 2006.
5. Мусаева А.Г. Правовые реформы в Дагестане во второй половине ХIХ века.
6. Безнасюк А.С., Рустамов Х.У., Байсонгуров Б.Г. Примирительное правосудие (история и современность). Махачкала, 2002.
8. Семеняко Е.В. Перспективы – с точки зрения адвокатуры // Медиация и право. 2008. № 1
9. Мнения экспертов по основным вопросам развития альтернативного разрешения споров // Третейский суд. 2009. № 3 (63).
10. Лисицын В.В. Медиация – универсальный способ урегулирования коммерческих споров в России: Научный очерк: история и современность. М.: МАКС Пресс, 2009. С. 44–45.
11. Азизова В.Т. Социокультурный аспект исследования Северного Кавказа как правового пространства // Юридический вестник ДГУ. 2013. № 2. С. 11–13.

Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.